[ Вход · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Elfik, sweet_hell, pyca  
Форум » Творческий форум » Собственные произведения » Любовь за гранью 1 (Вампирский любовный роман)
Любовь за гранью 1
ramzenaДата: Четверг, 15 Декабря 11, 01:23 | Сообщение # 1
Desired
Группа: Пользователь
Сообщений: 8
Награды: 5
Репутация: 8
Статус: Offline
Немного о книге. Любовь девушки и двух вампиров. Страсть не поддающаяся объяснению, кровавые войны и баталии. борьба за власть между кланами. все это происходит в столице Украины, люди не подозревают, что бок о бок с ними живут монстры из самой преисподней. Оборотни, ведьмы, вампиры и великие маги. Эта книга о страсти, о любви и о безумном влечении....Книга о постоянной жажде крови, которую может утолить лишь любовь.

Здравствуйте жители форума, я - новенькая. Меня зовут Вика. Очень надеюсь, что приживусь здесь. Пишу роман о любви девушки и вампира. Идея родилась давно, лет шесть назад. Иногда откладывала роман, так как не было новых идей и не складывался сюжет. Хотелось написать что - то необычное. Решилась наконец - то вынести роман на суд читателей. Буду рада критике, помощи и просто читателям. Большая половина произведения готова, главы пишутся в режиме "нон - стоп". Буду рада видеть вас всех в своей темке.

И ночь опустится на город
И мрак разбавит блеск луны
Князь тьмы красив и вечно молод
Он воин свиты Сатаны

Он - падший ангел, демон ночи
Опасный хищник, дикий зверь
Кто пожалеть его захочет
В его обличии, теперь?

Но все обман, всего лишь маска
В душе зима, он одинок
И жизнь утратила все краски
А рок бессмертного жесток

Пока не встретит образ нежный
За сотни лет, за сотни зим
И взгляд его оттаит снежный
Он не поверит - зверь любим

Она - луч света, он мгла ада
Она ранима и нежна
Его любить нельзя, не надо
Она забыть его должна

Он обречен, как в клетке биться
Не сметь желать, не сметь хотеть
Взлететь от счастья и разбиться
Он грешник, для нее - он СМЕРТЬ

Ульяна Соболева



Аннотация

Все во что она верила, оказалось ложью, а ее мир, в котором так тепло и привычно, рухнул и разбился вдребезги. Она встретила загадочного незнакомца, прекрасного как смертный грех и полюбила впервые в жизни. Но разве знала, что полюбив его, переступила грань, за которой маскарадом правит ее величество СМЕРТЬ, в самых страшных ее обличиях? А тот, кто стал смыслом ее жизни - не человек, а дитя тьмы, порождение ночных кошмаров. Сможет ли она довериться тому, от кого должна бежать без оглядки - хищнику, монстру, ВАМПИРУ?

Добавлено (15 Декабрь 11, 01:18)
---------------------------------------------
1 ГЛАВА

ОТЕЦ

Тучи на небе сгустились, став темно-сизыми, хмурыми. Вот- вот польет дождь. На городском кладбище толпился народ, словно стая ворон. Все они с трагичными лицами-масками устремили взгляды, на дочь усопшего, Ангелину Градскую. Она стояла у могилы, как каменное изваяние. Ветер трепал ее волосы и черное шелковое платье.

Лина почувствовала, как кто-то осторожно взял ее под локоть. Она обернулась - это Саша, ее бывший одноклассник, друг детства, влюбленный в нее еще со школы. Для Лины Сашка - "жилетка", в которую всегда можно поплакаться. Он обнял ее за плечи, заслоняя широкой грудью от леденящего ветра. Щелкали фотокамеры журналистов, но Лина ничего не замечала. Она смотрела на свежую могилу с деревянной дощечкой, прибитой стальными гвоздями к палке, воткнутой в землю. "Папа умер, его больше нет....", эта мысль пульсировала у нее в голове, и казалось, все тело оцепенело от горя. Девушка доверчиво прижалась к Саше, с трудом сдерживая слезы. С пятого класса он для нее как верный сторожевой пес. В школе его так за глаза и называли - в глаза просто не смели. Этот рыжий детина, занимающийся с детства боксом, внушал страх одним лишь взглядом. " Рыжий, честный, влюбленный" - так его в шутку называла Лина, но взаимностью не отвечала. Он любил ее тихо и безответно, оставаясь для девушки просто "подружкой". В школе у нее особо друзей не было. Девочки всегда ее недолюбливали, с первого дня, как она появилась в классе. Новенькая, рыжая и очень маленького роста, поначалу над ней дружно пытались издеваться, но Лина всегда могла постоять за себя. Дерзкая и острая на язык, она метко подмечала чужие недостатки, что бы потом уколоть обидчика в самое больное место. От нее быстро отстали, но ненавидеть начали еще больше.

" Папа, почему ты так рано меня оставил?...Я так много хотела у тебя спросить...я так много хотела тебе рассказать" - подумала Лина, бросив грустный взгляд на сиротливый холмик. Саша подталкивал ее к машине, закрывая собой от вездесущих папарацци. Люди перешептывались, смотрели ей вслед, кивали головами. Они явно осуждали ее за бегство, она должна там оставаться до конца и уйти самой последней. Лина не могла и не хотела вот так выставлять горе напоказ, она приедет сюда потом, когда здесь не будет чужих глаз, следящих за каждым ее движением. Лина села в машину, закурила, глядя на кладбищенский двор застывшим взглядом.
- Куда тебя отвезти? - Голос Сашки вывел ее из оцепенения.
- Домой. - Тихо ответила она.
- Ты ведь недавно съехала оттуда.
- В дом отца.
Саша послушно кивнул и повернул ключ в зажигании.
" ОТЕЦ" - мысль о нем вспыхнула в голове и снова боль пронзила ее сердце, оно заныло как открытая рана. Каким беспомощным он казался эти последние недели. Врачи боролись с его болезнью как могли, но все напрасно. Их диагноз - редкая форма малокровия, ничего не помогало - ни переливания, ни лекарства. Врачи в недоумении разводили руками, перешептывались, читая историю болезни вновь и вновь. Они ничего не могли сделать, а потом папа умер. Лина до сих пор не могла понять, как все случилось, так быстро. Еще месяц назад он , совершенно здоровый, ругался с ней из-за того, что она не хотела жить с ним, совсем себя не щадила, пропадая целыми днями на работе. Лина работала журналисткой в газете " Судный день", посвященной криминальной хронике столицы. Одновременно с этим, писала картины, и проводила выставки с помощью личного агента. В ее жизни почти не оставалось места для него - так, чашка кофе иногда по выходным и то на пару минут. Потом он уехал на неделю, а когда вернулся, то стал другим человеком, словно постарел лет на десять.

Машина затормозила у красивого дома в пригороде Киева. " Как быстро мы доехали" - удивилась Лина, хотя с кладбища до дома было около пятнадцати километров. Особняк отца сильно отличался от построек соседей. Дом напоминал княжеский терем. Весь из добротного дерева, издалека он казался сказочным. Знаменитый архитектор Дмитрий Олегович Градский выстроил для себя настоящий шедевр. " У моей маленькой принцессы будет свой дворец" - говорил он всем.
Как могла она от него так отдалиться, уйти из родного дома, бросить отца одного, излив на него столько злобы и ненависти! Все ее юношеский максимализм и упрямство, желание быть лидером всегда и во всем. " Это потому что ты лев по - гороскопу"- говорила Лидка, ее подружка, с которой они вместе работали. Лина конечно не верила в эту чушь, хоть она и любила все мистическое.
" Я не звонила ему неделями...." - подумала она, сердце больно сжалось.
- Мы приехали. - Голос Саши оторвал ее от грустных мыслей.
- Что? - Лина посмотрела на друга пустыми глазами.
- Мы приехали. Подняться с тобой, или хочешь побыть одна?
- Да, я хочу побыть наедине с отцом...- Пробормотала она.
Сашка уставился на нее расширенными от страха глазами.
- Может лучше ко мне? Я думаю не надо тебе сейчас оставаться одной. Давай винца попьем и фильмы старые посмотрим.
- Сашка, я не сошла с ума. Я прекрасно поняла, что сказала, просто хочу побыть наедине с его вещами и запахом, наедине с его последними работами. С головой у меня все нормально. Прости, я позвоню тебе завтра, хорошо?
Она сама открыла дверцу машины и пошла к дому, Лина знала, что Сашка тоскливо смотрит ей вслед. Иногда ей было стыдно за то, что она пользуется его любовью, не прогоняет, возможно, давая этим ложную надежду....

Лина переступила порог дома, и тут же ей почудилось, что здесь что-то не так. Она не знала что именно, но казалось, в доме кто - то побывал. Коврик у порога сдвинут, все окна открыты настежь и теперь, от сквозняка, хлопают резные ставни. В помещении стало холодно и сыро, как на улице. " Как быстро сегодня стемнело, наверно из-за дождя" - подумала девушка, машинально закрывая окна. Она укуталась в толстый, клетчатый плед, лежащий на диване. Тут ее прорвало, впервые за эти три дня, со смерти папы. Шерсть пледа сохранила его запах, казалось, отец где-то рядом, и слезы сами собой потекли из глаз. Она пошла в кабинет Дмитрия Олеговича, здесь он хранил фотографии, документы, проекты в толстых папках, аккуратно расставленных в шкафу. В этой комнате он проводил больше всего времени, иногда даже спал на старенькой кушетке у камина. Ей захотелось окунуться в то, чем он занимался последнее время. Лина села в его любимое кресло, открыла ящик слева достала толстый альбом со своими детскими фотографиями, затем альбом со снимками отца.
Шли часы, а она, поджав под себя ноги, смотрела запечатленные в альбомах кадры, уносившие ее в детство - далекое и беззаботное, полное безграничной любви к отцу. На многих снимках они вместе и подписи: " Я и моя принцесса", " Я и моя маленькая фея". Раньше она спрашивала, где ее мама, почему нет ее фото? Дмитрий Олегович говорил, что все сгорело при пожаре, в котором погибла Кристина. Эту историю она слышала много раз, а когда выросла и захотела знать подробности, то отец сказал, что с мамой они не жили вместе - расстались еще до рождения дочери. Когда случился пожар, Лина как раз находилась в гостях у отца. Больше он ничего не рассказывал, а она просто уверенна - от нее что - то скрывают. На все просьбы поехать в Румынию, в деревню, где жила мать и возможно имелись родственники, он отвечал категорическим отказом. Отец кричал, что нечего там делать, все сгорело дотла, камня на камне не осталось. Никаких друзей и близких родственников мама не имела. "Тогда зачем ты ее бросил?!" - кричала Лина, но отец говорил, что не бросал Кристину - она сама его прогнала. Почему она так поступила? Но все вопросы оставались без ответа. Со временем Лина отдалилась от отца, она ему не верила, ей казалось, что это он во всем виноват. Потом она смирилась и больше не о чем не спрашивала, но чувство что от нее многое скрывают - не покидало ее.
Лина аккуратно сложила альбомы на место. Во втором ящике стола находились документы, они ей не интересны. Она хотела открыть третий, самый нижний, но он не поддался и оказался запертым. Девушка попыталась его вскрыть с помощью ножа для писем, но не тут - то было, в доме вся мебель из добротного маренного дуба. У Лины появилось такое чувство, что в этом ящике есть нечто очень важное, и именно "это" отец спрятал от нее. " Но как же открыть этот треклятый ящик? Позвоню Сашке, и он его раскрошит" - со злостью подумала она, но одернула себя: " Этого делать нельзя! Это же просто хамство, чистый эгоизм, разбудить человека ночью, для того что бы вскрыть какой-то ящик". Хотя, Лина не сомневалась, что Сашка прибежит по первому ее зову. Девушка сделала пару кругов вокруг стола и закурила отцовскую сигарету. Она остановилась, принялась нервно постукивать зажигалкой по столешнице. " Нужен ключ, папочка, где же ты его дел, куда спрятал? Что ты так хотел от меня скрыть?" - эта мысль пульсировала у нее в голове, не давая покоя.
Вдруг, перед ее мысленным взором появился отчетливый образ отца, таким она его видела до отъезда - седые, вьющиеся волосы, добрые голубые глаза с морщинками в уголках. У нее защипало в носу, запершило в горле, слезы потекли по щекам. Она вспомнила, как прощалась с ним в больнице. Дрожащими пальцами касалась его лица, шеи, груди, прощаясь с любимым, родным человеком. Ее вдруг осенило, мысли беспокойно и хаотично мелькая в голове, сложились в одну догадку. На шее отца, на серебряной цепочке с крестиком, висел маленький ключик, он никогда с ним не расставался. Лина подшучивала над отцом: " А почему не золотой?". Девушка бросилась к пакету, который ей вернули в больнице - в нем были все вещи принадлежащие отцу. Она разорвала целлофан, выпала одежда, запахло терпкими духами " Дольче энд Габбана", а так же его сигарами. Слезы потекли у нее по щекам, но она не обращала на них внимания. Девушка достала конверт, вскрыла дрожащими пальцами, цепочка с крестиком и ключом упала на пол. Лина наклонилась, ловко подняла ее и, сжав в кулаке, бросилась к столу.
" Линка не смей! Не делай этого!" - Это голос отца в голове. Он прозвучал так отчетливо, что девушка вздрогнула и остановилась. Так он кричал ей в детстве, а иногда его голос ласково шептал: " Линка, Линуся моя".
Девушка уверенно подошла к столу, села в кресло и хотела открыть ящик, но ключ выпал из ее дрожащих холодных пальцев и затерялся под столом. Лина чертыхнулась и полезла за ним. Она протянула руку, пытаясь нащупать потерю, и вдруг холодок пробежал у нее по спине - в узкой полоске света, под столом, мелькнула чья-то тень. Девушка замерла и тут же пальцы нашли ключ, она резко вскочила, но в кабинете никого не было. " Уф, нервы шалят, привиделось" - подумала девушка. Как только она всунула ключ в замочную скважину, снова отчетливо услышала голос отца: " Нет, Линка, нет!"
Она раздраженно тряхнула головой и мысленно ответила ему - " Я имею право знать, прости, но я хочу наконец-то открыть твои тайны". Лина решительно повернула ключ в замке и вздрогнула - с треском распахнулось окно, а позади нее раздался ужасный грохот. Девушка обернулась и вскрикнула от испуга, портрет отца валялся на полу. Тут же подул ледяной ветер. " Какой холод собачий, ведь сейчас август" - промелькнуло у нее в голове. Она глубоко вздохнула и с удивлением заметила, что при выдохе изо рта идет пар, словно зимой. Девушка закрыла окно и повесила портрет на место. Лидка сказала бы, что по дому бродит привидение, Лина улыбнулась - "Тоже мне призрак, сквозняк и все". Она вернулась к ящику, открыла и заглянула внутрь. В глаза ей бросился сверток и старая связка ключей, внутри пакета оказались фотографии. Девушка принялась внимательно их рассматривать. На первой, довольно старой, была запечатлена женщина, необычайно красивая. Если бы не большие карие глаза, Линка решила бы что это она сама. Сомнений нет - это ее мать, такая же огненно-рыжая, с тем же овалом лица, конечно, были различия, но столь несущественные, что могло бы показаться, будто это один и тот же человек, только цвет глаз совсем другой. С обратной стороны фотографии было написано - " Кристина".
На втором снимке запечатлен дом - деревенский, двухэтажный. Ухоженный белый фасад, черепичная крыша, маленькие окошки с резными ставнями. На втором, уже свежем снимке - опять этот же дом. Лина посмотрела дату на фотографии и вздрогнула, да ведь ее сделали всего месяц назад, совпадает с отъездом отца. Значит, он ездил именно туда, с какой целью? Зачем он обманул ее? Ведь дом не сгорел - он цел, невредим и выглядит великолепно, словно только что после ремонта. В свертке так же лежал конверт и на нем обратный адрес : " Бран, Олариол 12". Внутри письмо, в нем говорилось, что на дом найден покупатель и что Дмитрию Олеговичу надлежит приехать, что бы подтвердить сделку. Внизу письма подпись - "Стефан Дворжский". Так вот зачем отец туда ездил опять. "Что значит продан?! А как же мое согласие, ведь это дом моей матери? Папа как ты мог?" - В гневе подумала Лина..
Дом показался ей таким родным таким близким. "О нет, этого не может быть!" - подумала она, начав лихорадочно искать документы на продажу, но тщетно. Возможно, сделка не состоялась. Что ж она сама поедет туда и все узнает, а если будет нужно, Лина этот дом выкупит, сколько бы за него не запросили. Благо дело, все свое далеко не маленькое состояние отец оставил именно ей. Вдруг ее невыносимо потянуло туда...в те края, где она родилась. Да она поедет в Румынию завтра же утром. На работе ей дали отпуск, в связи с таким горем, так что неделя у нее в запасе точно есть. А впрочем, Сашка ее заменит, она передаст ему все дела. Журналистский факультет они закончили с ним вместе. Да и иначе и быть не могло, куда она - туда и он. Кстати получился из него довольно славный журналист. Лине почему - то казалось, что теперь она откроет много секретов. Дом она или сдаст, или просто наймет сторожа, но продавать свое детство никак нельзя. За окном начало светать, и девушка уснула в кресле, свернувшись калачиком.

Утром, точнее ближе к полудню ее разбудил стук в дверь, громкий и назойливый. Она нехотя потянулась, зевнула. Тело затекло от неудобной позы. Лина направилась к двери, через секунду из - за двери появился Сашка и занял собой все пространство в прихожей. Он сгреб Лину в охапку и крепко - крепко прижал к себе.
- Ты что? - Крикнула она, тщетно пытаясь выбраться из его огромных лап.
- О господи, Линка, я весь извелся, звонил тебе все утро, и под дверью уже минут двадцать торчу. Я так испугался...я подумал....я чуть дверь не выломал....
Девушка с сомнением посмотрела на дубовую дверь, затем на Сашку и все же решила, что с него станется - мог и правда дверь снести.
- У меня видно батарейка в мобилке сдохла. Я спала, а насчет того, что ты подумал, я конечно смерти не боюсь, но и жизнь я слишком люблю. Да отпусти ты - задушишь!
Он нехотя выпустил ее из объятий. Они смешно смотрелись рядом. Огромный, как шкаф Сашка и Лина - невысокая, намного ниже него, худенькая и хрупкая. В школе и в институте над ними посмеивались. Конечно они довольно странная парочка и совершенно не подходят друг другу. Напрасно говорят, что со временем друзья становятся похожи - это явно не про Лину и Сашу. Он всегда спокойный, молчаливый, замкнут в себе, а она как огонь - ни минуты на одном месте.
- Сашка, ты слышишь, что говорю, я сегодня уезжаю. - Лина потрясла его за рукав спортивной куртки.
- Куда? Когда вернешься? - Он словно очнулся от раздумий.
- Ты что меня не слушал? Я уже несколько раз тебе это повторила.
Он смотрел на нее и ничего не понимал, только видел ее заспанное личико и припухшие от слез прозрачные глаза, всклокоченные кудри. Лина заметила, что у него довольно странный взгляд.
--Сашка, да что, черт возьми, с тобой происходит, я уезжаю на родину, в Румынию.
--Я еду с тобой - автоматически пробормотал он - Как уезжаешь? Зачем?
- Пойдем, я поставлю кофе. - Она взяла его за руку и потащила на кухню, он послушно поплелся следом.
- Так вот, помнишь, я тебе рассказывала про мою маму? Про то, как она сгорела в ужасном пожаре вместе с домом? - Лина поставила электрочайник и принялась резать хлеб на тосты.
- Я вчера просматривала папины документы и наткнулась на закрытый ящик, пыталась его вскрыть. Даже думала тебе позвонить, но потом вспомнила где видела ключ... Знаешь что я там нашла?
- Что ? - Угрюмо спросил Сашка, вертя чашку в руках и выискивая что-то на ее дне.
- Ты не поверишь! Я нашла фотографию моей мамы, а так же там были снимки нашего дома, совсем свежие - значит, он не сгорел! Отец меня обманул, не знаю, правда, зачем? Но я поеду это выяснить.
- Поехали, выясним вместе - это мы умеем. - Он продолжал вертеть чашку и чуть не выронил ее.
- Поставь, разобьешь!- Саша машинально подчинился, но тут же взялся за блюдце.
- Я сегодня же собираю вещи и уезжаю.
- И я... - сказал он и поднял на нее грустные глаза.
- Нет, ты останешься здесь, и заменишь меня. Я еще не закончила репортаж о бандитском нападении на мэра. Так вот, этим и займешься, а я на недельку и обратно. - Как же она не любила такие разговоры, когда он смотрел на нее словно преданный пес, которого бросил хозяин.
Эти отношения всегда ее тяготили, она не могла отвечать Саше взаимностью. Слово "любовь" вызывало у нее саркастическую улыбку, она не верила в этот бред. Страсть - да, но любовь?! Это слово так истаскали и исковеркали, что от него уже оскомина появилась на зубах. Она была склонна верить, что другие могут ее испытывать, почему нет? Например, Сашка, который и в самом деле безумно ее любил, но он так же оставался преданным другом. Сама она не обладала такой способностью, или пока что не обладала. Все ее романы скоротечны, редки, и никогда не переходили в нечто большее, чем флирт. Мужчины ей интересны лишь как объект удовлетворения желаний и то не частых. Иногда, после какой - нибудь гламурной вечеринки, она просыпалась в чьей - то постели, но тут же уносила оттуда ноги. Своим любовникам Лина не давала ни малейшего шанса на продолжение отношений. Главное - это что бы никто не проснулся в ее кровати, она не водила мужчин к себе домой. Было время, что ее заподозрили в нетрадиционной ориентации, и редактор газеты строго ей приказал немедленно развенчать этот миф. На следующее утро все обложки газет пестрели снимками Лины и Сергея Петренкова, популярного актера, их роман длился пару месяцев, пока "знаменитость" не предложила Лине "нюхнуть". Наркоманов она презирала и порвала все отношения с ним в тот же миг. Подлинная страсть Лины - это живопись и работа. Вот и все, что имело для нее смысл. Ей всегда казались смешными ахи - вздохи, возня вокруг секса. Просто здоровый инстинкт, без всяких там розовых соплей. Честные, здоровые отношения, без продолжения устраивали ее намного больше. Возможно, когда - нибудь она задумается о чем - то серьезном, когда захочет детей, но уж точно не сейчас. Саша прекрасно знал о Лининых взглядах на жизнь, но он никогда не терял надежды, а ее это напрягало. Как же здорово быть с ним просто друзьями, найти ему девушку, побывать на его свадьбе.
- А как я тут один, без тебя? - Уныло спросил Сашка, оторвав ее от размышлений - Я поеду с тобой и точка, мало ли что может случиться? Нечего там делать одной, в этом богом забытом месте, ты ведь языка даже не знаешь.
- Это почему ты решил, что не знаю? Я с детства его учила, моя няня была румынкой, папа специально ее взял на работу. Румынский - мой второй язык.
- Я не хочу, что б ты ехала одна. - С упрямством настаивал он.
- Саша, Сашенька, нам давно с тобой нужно кое-что обсудить, но как-то не получалось да и не хотелось. Пойми, милый, так не может продолжаться, мы должны что-то с этим делать. У меня своя жизнь, а у тебя своя. - Сказала Лина и замерла, зная как больно ему сейчас.
Он резко поднял голову и пристально посмотрел на нее серыми глазами, полными боли и отчаянья, он не ожидал такого поворота в разговоре.
- Моя жизнь всегда была связана с твоей. Всегда! Я ведь люблю тебя, я не смогу без тебя, ты мне нужна, разве ты этого не видишь? - С горечью спросил он.
Это было впервые за много лет, после первого признания в школе и ее бесповоротного отказа. Лина грустно вздохнула, ей не хотелось вот так об этом говорить, но если не сейчас, то когда?
- Вижу, но я не люблю тебя Саша. Я это говорила тебе много лет назад и с тех пор ничего не изменилось. Точнее, я тебя люблю - как друга, как брата, но не как мужчину. Я должна тебя отпустить, перестать держать и пользоваться твоей любовью. Ты женишься, создашь семью...
Она вздрогнула от того с какой болью он на нее посмотрел.
- Линка, ты меня не держишь, ты - моя семья, ты - для меня самая родная! Пусть ты меня не любишь, пусть! Но я всегда могу быть рядом и заботиться о тебе.
- Нет, я не хочу быть такой эгоисткой, и не буду! Все, я уезжаю и к этому разговору мы больше не вернемся. Хочешь оставаться другом - пожалуйста, оставайся! Но у нас, у каждого, с этого момента своя личная жизнь, и так будет всегда! Не можешь с этим мириться - не нужно тогда быть друзьями. - Безжалостно сказала Лина и разозлилась сама на себя - за свою жестокость.
- То есть я с тобой не поеду? - переспросил он, все еще не веря своим ушам.
- Именно - не поедешь!
На глаза ей навернулись слезы, она знала, что делает ему больно.
- Но я буду тебе звонить, я обещаю. - Лина попыталась подсластить пилюлю.
- Тебя там кто-то ждет, может, ты уезжаешь с очередным любовником? - Сашка всегда старался избегать таких вопросов, но сейчас видно не сдержался.
Она засмеялась искренне и громко.
- Любовник? Да ты первый всегда узнавал о моих похождениях. Нет, у меня никого, и это сейчас волнует меня меньше всего.
Повисла пауза.
- Я тебя отвезу. - Он сделал последнюю слабую попытку все исправить.
- Не стоит, я поеду сама, а потом позвоню.
- Ладно, я помогу тебе собраться. - Он избегал смотреть на нее.
- Хорошо, не понимаю, ты ведешь себя так, как будто я уезжаю навечно. Приеду через неделю, пойдем на баскетбол ладно? - Девушка по - дружески ткнула его в бок локтем.
- Не знаю, Линка, не нравится мне эта поездка, дурное предчувствие что ли.
- Я в это не верю! Во всякие там предчувствия! Все, перестань! - Сердито сказала она и топнула ногой.
- Блин, я эту неделю места себе не найду, ладно займусь твоей статьей. Но с тебя баскетбол.
Он намеренно сделал вид, что ничего не произошло, а Лина подумала, что все же придется вернуться к этому разговору, но позже, когда она вернется домой.

Когда последняя сумка была уложена в багажник, Лина закурила и посмотрела на Сашку. Такой рыжий, такой родной, как можно любить его по-другому? Он с ней рядом с самого детства, Сашка ей как брат, она и представить себе не могла его в роли любовника, инцест какой - то.
- А если дом продан? - С надеждой спросил он.
- Поселюсь в гостинице и потом выкуплю. Лина захлопнула дверцу багажника.
- Решительно настроилась?
- Очень! Я, наконец, докопаюсь до того, что от меня так скрывали долгие годы.
- Это все твой дурацкий характер, тут же вытворяешь все, что взбрендит в голову, не думая о последствиях. Там же захолустье, каких свет не видывал. До сих пор люди на лошадях ездят, супермаркетов нет в районе ста километров. Небось, хлеб дома лепят.
- Но-но потише! Я там родилась! Кстати, до смерти хочу такого домашнего хлеба, моя нянька пекла, когда я была маленькой.
- А вообще там вампиры водятся - он сказал это с таким видом,что Линка захохотала и взъерошила ему волосы.
-Ну ты и чудак! Какие вампиры? Это те, что летают и кровь пьют? Меньше фильмов смотреть надо. Тоже мне выдал - вампиры!
- Да я пошутил, но связочку чеснока - прихвати. - Наконец - то он улыбнулся.
- Да перестань ты...Ладно, все, мне пора! - Она выбросила окурок, чмокнула его в щеку.
- Только попробуй не позвонить, или не отвечать на звонки, я приеду в твое захолустье и устрою тебе взбучку, как когда - то в школе.
Лина весело засмеялась, она в этом не сомневалась - он может.


Сообщение отредактировал ramzena - Четверг, 15 Декабря 11, 01:25
 
sverhnovayaДата: Пятница, 30 Декабря 11, 17:54 | Сообщение # 2
Unleashed
Группа: Посвященный
Сообщений: 694
Награды: 34
Репутация: 79
Статус: Offline
ramzena, а дальше?! cry Включаю кота из Шрека=)
 
ramzenaДата: Пятница, 30 Декабря 11, 19:10 | Сообщение # 3
Desired
Группа: Пользователь
Сообщений: 8
Награды: 5
Репутация: 8
Статус: Offline
sverhnovaya, спасибо за отзыв, а то я уже думала никто и не заметил... А кот этот который глазочками луп - луп?

Сейчас выложу продку.

Добавлено (30 Декабрь 11, 19:09)
---------------------------------------------
3 ГЛАВА

ВЛАД - КОРОЛЬ ЧЕРНЫХ ЛЬВОВ.

Комнату заливало мягкое, нежное сияние от пламени свечей. На широкой постели под алым бархатным балдахином лежала женщина. Черная шелковая простыня едва прикрывала ее роскошные формы. Она подняла маленькую изящную руку и подперла ею остренький подбородок. Ее лицо было настолько красиво, что хотелось зажмуриться. Ослепительно белая кожа казалось, светилась изнутри. Глаза необычного светло-голубого цвета, ровный носик, пухлые чувственные ярко-алые губы, они манили своей свежестью. Она казалась очень бледной, как снежная королева, длинные черные волосы разметались по постели, словно бархатное покрывало. Женщина не сводила глаз с мужчины, стоявшего у окна.

-Почему ты так пристально смотришь на меня, Магда?!
Спросил он не оборачиваясь.
-Любуюсь тобой, ты само совершенство...ты прекрасен как дьявол или ангел. Никогда и никого не встречала красивее тебя.

Молодой мужчина обернулся к ней и подарил ей ослепительную улыбку...сверкнули ровные белые зубы на дьявольски - красивом лице. Диковинный образчик мужской красоты. Огромные карие глаза удивительного темно-шоколадного цвета поражали своей глубиной. Черный омут, в обрамлении длинных, пушистых ресниц, которые смягчали мужественный образ. Высокий лоб словно из мрамора, широкие скулы, ровный, как - будто вылепленный, нос. Его губы чувственные, такие же сочные как и у женщины, только с капризным детским изгибом. Волосы юноши были длинными и слегка волнистыми, цвета воронова крыла, они блестели при свечах. Челка падала ему на лоб, придавая его виду мальчишеского озорства. Обнаженное тело, великолепное, с мраморной матовой кожей, бугрилось рельефом мышц. Широкие плечи, мускулистая гладкая грудь, переходящая в тонкую талию и узкие бедра, длинные сильные ноги, безупречной формы. Женщина не слукавила, назвав его совершенством...В нем переплелось мужская грубая сила, аристократизм и юношеская свежесть. На вид ему было не больше двадцати лет, он казался совсем юным, но таким соблазнительным и порочным. Грешный ангел преисподней, сошедший с небес.

- О, если бы ты захотел, к твоим ногам упали бы все женщины мира, любого возраста и положения. - Восхищенно прошептала Магда.
Он снова улыбнулся своей удивительной улыбкой.
-Зачем они мне? Ведь у меня есть ты..
Он склонился к ней и поднес ее пальчики к губам.
-Все эти триста лет? Я не наскучила тебе?- Магда капризно надула губки
-А ты можешь наскучить, королева Северного клана? Моя страстная львица?
Женщина самодовольно улыбнулась и потянулась. Она хитро посмотрела на него и как бы невзначай бросила:
- В твоей деревне новая гостья...
Он усмехнулся, но взгляд остался серьезным.
- Ты все узнаешь раньше, чем я? - Нотки в его голосе стали опасными.
- Да, когда мне это интересно и когда это касается тебя. - Женщина никапли его не боялась, по крайней мере создавалось такое впечатление.
- Как это может касаться меня? - Влад повел плечами - Смертные меня не интересуют.
- Эта женщина - дочь Кристины. - Магда выжидающе смотрела на мужчину, ждала его реакции.
Влад отвернулся и посмотрел на пламя свечи, затем коснулся его рукой и долго не отнимал. Со стороны казалось, что он безмятежно спокоен, но Магда слишком хорошо его знала.
- Ты все еще не успокоился после той истории не так ли? Я знала, что эта новость не оставит тебя равнодушным.
- Нет, не успокоился, этот случай нанес значительный урон нашему клану и вывел Самуила из строя. Я не прощу Гиен, за то, что Николай смел так поступить с Кристиной.....
- Он помог нам избежать неприятностей, из-за этой смертной, которая много знала. Это запрещает наш закон, подписанный самим Самуилом. Кстати он его нарушил. - Не без удовольствия заметила женщина.
- Ее казнили без суда и следствия, сначала обратив без согласия совета братства, затем спровоцировав на убийства, они вынесли ей приговор. О нет, ты ошибаешься, он нанес удар Самуилу, надеясь на войну между кланами, чтобы прийти к власти.

Глаза мужчины стали черными и непроницаемыми, зрачки и белки исчезли совершенно, превращая их в бездонные мрачные бездны.
-Ты напрасно злишься на Николая из-за какой-то смертной. Ты слишком жалостлив для вампира, Влад! Самуил не имел права нарушать законы и открывать нашу тайну, до обращения, с которым он тянул по неясной причине. Ее смерть избавила нас от неприятностей, как вампир - она была невменяемой убийцей, рано или поздно от нее нужно было избавиться. Иначе она бы нас всех выдала, нарушив баланс.
- Он не имел права провоцировать вражду, Самуил сам должен был решать как, когда и где обратить Кристину. Ты знаешь, как он к ней относился. Но Николаю нужно было не это. Он недооценил наши силы, недооценил мою популярность в братстве. Забыл, что за Гиенами никто и никогда не пойдет. Если мы не будем соблюдать наши древние правила, нашу иерархию, то люди снова начнут на нас охоту! Будет война и голод! Беспредел! Ты разве хочешь этого Магда? В наших кланах есть законы, которые принял отец много веков назад. Мы больше не убиваем, когда нам этого захочется. Мы - семья, мы все - братья и сестры и должны соблюдать правила. Николай бросил вызов нашему клану, что бы свергнуть Самуила до того, как он провозгласит наследника и этим бросил вызов мне. Но Гиены никогда не были у трона, и не будут, кишка тонка!
Глаза Влада снова изменились они стали ярко- красные и светящиеся как у хищника. На скулах заиграли желваки, в гневе он был еще красивее, широкие черные брови сошлись на переносице. Обманчивый юношеский образ исчез без следа.
-Успокойся, нам не нужна война и Николай прекрасно это знает, хоть и рвется к власти. - Магда попыталась смягчить любовника.
-Он пришел на мою территорию снова, месяц назад, и начал охоту...Мои шпионы учуяли его запах, хоть он и отрицает свою причастность к убийствам туристов.
-Ты полон жажды мести за Самуила, и она все не утихает. Прошло четверть века с тех пор.
Магда провела тонкой белой рукой по его мускулистой обнаженной спине, наслаждаясь прикосновением к его гладкой коже.
-Перестань так заботиться об этих смертных, они наша еда, и хоть ты пытаешься все переделать, это никогда не изменится. Не тешь себя иллюзиями, что мы сможем уживаться рядом с ними, не пролив их крови. Что будем питаться из донорских банков и охотой на животных. Ты знаешь, что не все будут жить по этим законам. Мы хищники по натуре....
- Нужно удерживать баланс и тогда все будет хорошо, смертные работают на нас, мои деньги на банковских счетах растут, за счет их труда. Я этим зарабатываю, а не смертью и оружием.
-Каждый делает это как умеет, Влад. Благодаря Гиенам у нас обширные связи в Арабских Эмиратах, в Италии и Испании, да эти связи криминального характера, но они нам нужны. А Китай? Не благодаря ли ему и его помощникам, у нас всегда есть выдающиеся новинки техники и информация о новых разработках в стране восходящего солнца?
Магда поцеловала его в плечо, но он резко отстранился. Ему не нравилось ,что она защищает Гиен. Много веков назад они были рабами и лишь совсем недавно разбогатели, научившись воровать, мошенничать и торговать. Создав свою мафию, они выбились вперед, сколотили состояние на торговле оружием и наркотиками. Влад презирал их за это. Сеять смерть вокруг себя, вот их призвание, а это то, чего он сам стремился избежать всеми силами. Но торговлю закон кланов не запрещал, и попрание человеческих законов тоже. Так что Владу приходилось терпеть все это, стиснув зубы. В чем - то конечно Гиены были нужны им всем. Это торговые связи за границей и с преступными группировками. Информация, которая поступала из самых достоверных источников, плюс налог, который со своей прибыли они платили в казну клана Черных Львов.
- Давно она приехала? - словно невзначай спросил Влад
- Сегодня. Ты разве не знаешь, что происходит в твоем городишке?
-Я только час назад вернулся с охоты и сразу пришел к тебе.
Влад принялся одеваться, Магда следила за ним недовольным взглядом. Она надеялась что он вернется к ней в постель, женщина все еще не насытилась им и его страстными ласками.
-Недавно у меня был Нолду. Носферату бунтуют, они голодают. Нужно срочно позаботиться о грузе, чтобы в катакомбы его доставили как можно быстрее, иначе они выйдут на улицы и начнется бойня, кровавое месиво.- Влад озадаченно посмотрел на Магду. Та равнодушно пожала плечами:
- Этим занимается Стефан, насколько я знаю.
- Плохо занимается, завтра пусть предоставит мне отчет. Я не посмотрю, что он твой брат и мой друг, я вышвырну его на улицу...Отправлю к Гиенам.
Магда грациозно встала с постели, и ее тело засверкало в бликах свечей. Она облачилась в кроваво - красное платье и подошла к зеркалу в котором отразилась во всей красе.
- Мне пора в театр, я сегодня пою для премьер министра. - Еще минуту назад она собиралась опоздать на собственный концерт, но теперь Влад ее злил и ей хотелось побыстрее уйти.
-Удачи, моя красавица, ты затмишь всех. Только не кружи голову политикам, пожалей несчастных.
-Ты придешь?
Он промолчал.
-Конечно же нет, я разожгла твое любопытство и тебе не терпится обдумать новость, или даже увидеть ее. Будь осторожен, милый, я слышала, она очаровательна. Я не хочу что бы тебя постигла участь Самуила.
Влад не успел ей ответить, она исчезла из комнаты. А он сжал кулаки и снова нахмурился.

Да, он был вампиром, его обратил сам Самуил в 1565 году, когда на Руси свирепствовала чума. Ему тогда было всего двадцать пять, и он мучительно умирал в своем имении. Граф Владислав Андреевич Воронов, богатый наследник старинного рода. Деревня горела в адском огне, вместе с трупами всех ее обитателей. Повсюду стоял смрад разложившихся тел. Самуил был вхож в их дом, конечно, никто не представлял кем в самом деле являлся загадочный князь из Карпат. Они вели торговые дела с его отцом. Влад был единственным,кто остался в живых из всех людей в имении, но и он был при смерти. Самуил даровал Владу иную жизнь и сделал наследником клана Черных львов, начавших свое существование еще в раннем средневековье. Клан Черных львов был самым привилегированным - это клан королей, и когда Самуил ушел на покой он передал все свое могущество Владу.
Существовало четыре основных клана, с множеством ответвлений во всех странах мира. Короли - это Черные львы, придворные - Северный клан , рабы - это Гиены и звери. Все они произошли от королей, все, кроме зверей. То был особый, старый клан Носферату, летучих мышей, не походивших не обликом, ни повадками на людей, клан который нужно было контролировать и сдерживать, что до сих пор Черным львам прекрасно удавалось. Придворный клан Северных Львов , охватывал сферу искусства. Среди них были актеры и певцы, художники и скульпторы. Они были самыми изысканными вампирами. Клан Гиен - рабы, которые отвоевали себе место под солнцем своей грубостью и напористостью, они контролировали преступный мир и вносили свой процент в казну кланов.
У семейства были строгие законы, охоту нужно тщательно продумывать, разрешалось охотиться на признанных по человеческим законам преступников. Списки разрешенных кандидатур поставлялись главам клана с ограниченным количеством. Нужно было полностью уничтожать все следы и для этого в каждом клане были чистильщики. Вампиры из Клана Черных Львов не убивали людей, они охотились на животных, имели постоянно пополняющийся банк доноров и так же поставки крови от Гиен. Те в свою очередь добывали ее от заключенных, приговоренных к смертной казни, террористов - смертников или других "разрешенных" отбросов общества. У вампиров имелся "Совет братства" в него входили избранные представители всех кланов. На "Совете" решались самые важные проблемы кланов, так же вершился суд над вампирами - преступниками. Обратить смертного, каждый из вампиров мог лишь два раза за всю свою жизнь и то перед этим вынести личность кандидата на голосование. Обращение состояло из нескольких этапов, смертный позволял "создателю" вкусить своей крови, затем вампир делился собственной с жертвой, а после этого лишал избранного жизни. Воскрешение происходило через несколько часов, в это время "обращенный" с медицинской точки зрения, был мертв. Когда он приходил в себя, то казался совершенно нормальным человеком, понижалась лишь температура тела и замедлялось биение сердца.
У вампиров было два основных закона, нарушения которых грозило преступнику смертью. Нельзя убивать себе подобных и нельзя выдавать Великую Тайну. Количество обращенных не распространялось на самого короля - Влада, а так же на глав других кланов. Они вели обычный для людей образ жизни не вызывая подозрений. У всех было свое занятие и работа. Никто и никогда не мог заподозрить их или увидеть в них вампира. Но если такое все же случалось, то свидетеля уничтожали без согласия совета, предварительно использовав другие методы, гипноз или внушение, убивали лишь в случае реальной опасности разглашения Тайны.
Настоящие вампиры не походили на персонажей из книг, или фильмов ужасов и выглядели как обычные люди, разве что их отличала необычная бледность и прохладность кожи. Боязнь чеснока и распятия, отчасти правда но убить или лишить силы это не могло. Чеснок был просто неприятен своим резким запахом, ведь нюх у вампиров развит в десять раз сильнее, чем у зверей. Распятие не пугало, лишь вызывало легкое недомогание не более того. Сильный вампир мог даже взять его в руки. Что до солнечного света, то проблема была довольно реальной, но не для всех. Солнечный свет применялся самими вампирами, для казни себе подобных. Жертва воспламенялась от прямых солнечных лучей и сгорала заживо. Но если вампир древний и умудрен опытом, то он знал как уберечься от света. Конечно загорать на пляже не мог никто но какое-то время пройти в тени по улице мог почти каждый, но при этом вампир терял силу. В пасмурные дни все обстояло гораздо проще, поэтому они полгода жили в одном континенте, а полгода в другом. Но короли кланов имели старинные перстни, уберегавшие от пагубного воздействия света, эти перстни создавались в единичных экземплярах только для элиты. Где, кто и когда их изготовил, оставалось Тайной, известной лишь Самуилу. Иногда на Совете, такое кольцо вручалось одному из избранных, остальные не имели права их носить. Реальную опасность представляли так же листья и ветки вербы, они обжигали вампира, оставляя раны и лишая сил. Если смертный носил на себе или употреблял вербу в еде, он становился неподвластным для чар вампиров. Но об этом знали единицы, бывшие потомками охотников на вампиров, которых к счастью осталось слишком мало, а так же и сами бессмертные. С годами истории о вампирах все больше и больше обрастали легендами, и об удивительных качествах вербы знало все меньше и меньше людей. Вампиры обладали даром гипноза и способностью подчинить смертного своей воле. Могли с бешеной скоростью перемещаться на огромные расстояния бесшумно и быстро, совершенно невидимо для человеческого глаза. Самые сильные слышали голоса за сотни миль, могли чувствовать эмоции людей и управлять ими. В остальном они были похожи на самых обычных людей, и отличить их было совершенно невозможно. Конечно, люди инстинктивно чувствовали некоторую странность поведения, а иногда испытывали оцепенение и животный страх. Или же странное влечение неподдающееся описанию, зов плоти, граничащий с безумием. Вампир мог внушить жертве любые чувства, но он терял свою силу если на смертном были листья вербы.

С самых древних времен у вампиров имелся король, трон передавался по наследству в королевской семье. Конечно это случалось редко, так как вампиры были бессмертными, за всю историю короли сменились лишь два раза. Сила вампиров измерялась их возрастом в веках, чем старше был вампир, тем сильнее. Что до графа Дракулы...да он существовал на самом деле, но он не был родоначальником вампиров. Принадлежал к клану Черных львов, но попрал законы братства, был изгнан и стал изгоем, монстром и был истреблен людьми. Его земли отошли братству, а несколько сотен лет тому назад их получил в свое распоряжение Влад, тезка своего знаменитого соплеменника, который прославился лишь из-за своей жестокости и несоблюдения законов. В дань своему тщеславию он подставил братство и чуть не выдал Великую Тайну...

Было ли правдой что вампиры спят в гробах? Полная чушь. Многие из них не спят годами, а то веками вообще. Лишь потеряв много сил, вампир нуждается в покое, и лишь тогда он впадает в некое подобие спячки, а другие собратья берегут его покой.
Обращение рассматривалось "Советом" кланов, кандидатуру выносили на рассмотрение, и выбирали, к какому клану он будет принадлежать. Обращалось внимание на происхождение, род деятельности и характер. Категорически запрещалось обращать детей до шестнадцати лет. Кандидатура должна была быть состоявшейся личностью. Клан брал на себя заботу о "новорожденном" вампире пока тот не заканчивал свое обучение и привыкание. Тот кто "обращал" брал на себя полную ответственность, если вдруг вампир не поддавался обучению, не принимал или нарушал законы, его уничтожал его же "родитель". У вампиров были враги так же и среди людей - это охотники, своеобразное братство, посвятившее всю свою жизнь выслеживанию и уничтожению вампиров. Охотников невозможно было узнать или почувствовать, они тщательно скрывали свою принадлежность к братству. Их метод уничтожения бессмертных был особо жесток, вампиру нужно было всадить деревянный кол в сердце и отрубить ему голову, для того что бы тот не ожил снова. Особо древних вампиров оставляли с колом в груди и после смерти. Существовало поверье, что древние вампиры особо сильны, и в их силах возродиться снова. Кол, оставленный в их сердце, предотвратит такую вероятность. Тайные агенты кланов выслеживали охотников и истребляли их. Отличительным знаком принадлежности к братству были кулоны, в форме осинового листа сделанного из дерева на простой шелковой ленточке. Но их не обязательно носили на шее, поэтому вычислить охотников было весьма сложно. Особенно сейчас в век высоких технологий, когда им не нужно было больше собираться вместе, достаточно было интернета.
Влада многие ненавидели за то, что он добился таких высот, но его слишком боялись, чтобы перечить. Преданных ему собратьев было слишком много. И Влад был умен и хитер настолько, что предвидел почти все действия своих врагов. За глаза его называли жалостливым, человекоподобным, ненавидели за его законы, запрещающие охотится на людей. Но его так же смертельно боялись, он мог быть жесток, изощренно жесток, на что не всегда были способны остальные вампиры. Они не были эмоциональны и делали все на уровне инстинктов, а Влад испытывал эмоции, в нем они были сильны и обострены настолько, что каждый свой шаг он продумывал несколько раз, и его месть, продуманная до мельчайших деталей, была сокрушительной и обрушивалась неожиданно. При этом он продолжал пользоваться любовью Самуила и его советами, хоть тот и ушел на покой.


Влад отошел от окна и задул все свечи, часы на столе показывали четыре часа утра. Он напряг всю свою силу, что бы на расстоянии почувствовать гостью, но не смог. Лишь обрывки фраз, голоса вдалеке. Но он чувствовал ее эмоции, она была печальна. Какая она эта незнакомка? Дочь женщины, которую полюбил Самуил, женщины, которая породила вражду кланов. Кристина погубила его отца, а потом умерла жуткой смертью. Николай растерзал свою жертву, разорвал на мелкие кусочки. По какой - то причине, он не использовал самый распространенный вид казни - сожжение лучами солнца. Это был удар для Самуила, он потерял бдительность, и началась война между кланами. Усмирил эту войну Влад, он собрал все братство и вынес на их суд поведение Николая. "Совет" постановил: или прекращение войны, или полное истребление клана Гиен. Николай отступил, скрипя зубами, а Самуил ушел на покой и отдал всю власть своему приемному сыну.
_________________


Добавлено (30 Декабрь 11, 19:09)
---------------------------------------------
4 ГЛАВА


ВСТРЕЧА.






Лина сладко потянулась на перине, бросила взгляд на часы - " О господи, я продрыхла до полудня, с ума сойти..."
Сердито попискивал чайник, она слышала его с улицы, умываясь ледяной водой из колодца. Щебетали птицы, и где-то лаяла собака. В животе у девушки громко урчало - кроме вчерашнего вегетарианского гамбургера она так больше ничего и не ела. " Пора отправляться на поиски съестного, должны же быть в этой деревне магазины" подумала Лина. Скрипнула калитка и она повернула голову, напротив нее стояла незнакомая женщина. Она приветливо улыбалась и держала в руках корзинку, прикрытую платком. Наверняка соседка.
- Можно? Я ваша соседка, Ванда.
- Проходите, проходите.
Ванда оказалась миловидной женщиной лет тридцати, невысокой, пухленькой и очень милой.
- Вы верно дочь Кристины, сходство невероятное! С ума сойти! - Она не стесняясь рассматривала Лину.
-Да, меня зовут Ангелина, можно просто Лина. Пойдемте в дом, я вскипятила чайник, будем чай пить, не возражаете? - Непонятно почему, но девушке льстило, что ее сравнивают с Кристиной.
- А я принесла вам пироги, у нас такой обычай знакомиться с соседями. Вы к нам надолго? - Ванда последовала за хозяйкой.
- Не думаю, на пару дней, разобраться с домом. За пирожки спасибо, я ужасно голодная, еще не успела ничего купить. Даже не знаю где можно это сделать. Думаю, супермаркеты тут вряд ли есть. - Лина скорчила забавную рожицу и Ванда засмеялась.
- На окраине деревни есть магазинчик, но мы все берем друг у друга. Кто-то торгует молоком, кто-то мясом. Я вам все расскажу.
- Можно на "ты".
- Ладно, на "ты" даже приятней - Ванда улыбнулась, и на ее щеках заиграли ямочки.
Женщины сели за стол на кухне. Лина разлила чай в чашки и с жадностью надкусила пирожок.
- Мммм...Как вкусно! С капустой - мои любимые.
- На здоровье. Рада, что тебе нравится.
- Вы знали мою мать? - Быстро спросила Лина, желая застать Ванду врасплох.
От неожиданности та поперхнулась и закашлялась. Это заняло у нее гораздо больше времени, чем следовало. Казалось, она пытается обдумать, что сказать...
- Знала, конечно. Да, и тебя помню, совсем маленькой. - Ванда попыталась ответить как можно равнодушней, но чувствовалось, что она заранее продумала каждое слово.
Лина оживилась.
- Значит, ты знаешь, как это случилось?
- Случилось что? - Ванда хотела сделать вид, что ничего не понимает, но во всем ее облике появилась настороженность.
- Как моя мама умерла?
Возникла пауза. Соседка нервно кашлянула, снова оттягивая время.
- Да, знаю, ее разорвал дикий зверь - это было так ужасно!
Лина насторожилась, ошеломляющая новость.
- Интересно, мой отец сказал, что она сгорела при пожаре.
- Возможно, ему не хотелось тебя травмировать. Ведь от бедняжки остались лишь куски мяса, которые с трудом удалось собрать.
Лина болезненно поморщилась, да уж, наверное, в юности ей бы не совсем хотелось услышать такие подробности. Она и так была довольно трудным подростком.
- А что ты знаешь про них с папой, что там было?
-Достоверно ничего не знаю, я ведь была ребенком. В основном слухи и сплетни. Твоя мама была школьной учительницей рисования. Твой отец приехал в деревню, он изучал архитектурные памятники. У них был короткий роман, на то время пока он был здесь. Потом он уехал, а твоя мама от него залетела. Все банально и просто. Люди болтали всякое, сама понимаешь в деревне строгие нравы. Но со временем все улеглось. Кристина погибла, и люди навыдумывали ...Ты знаешь, в наших краях можно такое услышать, что кровь стынет в жилах. Вот и все, ничего особенного я не знаю. Все как у обычных людей, правда, смерть ее постигла жуткая.
- Мне кажется ты о чем-то недоговариваешь...или мне только кажется?
Лина внимательно посмотрела на соседку, за годы работы с людьми она могла различить когда от нее что-то скрывали.
- Что ж есть кое-что еще, но тебе это не понравится. - Ванда понизила голос, как - будто их кто - то еще мог услышать.
- Расскажи, я хочу знать все.
-Не хочется быть сплетницей... - Она бросила взгляд в окно и заерзала на стуле.
-Но ведь это не ты придумала... А для меня важна любая подробность. - Настаивала Лина.
Ванда растерянно кусала губы. Желание посплетничать взяло верх.
- Да ладно тебе, я журналистка, иногда такие гадости слышу, что ты себе и представить не можешь. - Подстегнула ее Лина.
- Хорошо, я скажу - у твоей мамы был мужчина....
- Кто? Это не мой отец, верно?
- Нет, не твой отец, этот мужчина появился когда ты уже родилась.
- Кто он какой?
-Никто его толком и не видел, знакомый нашего Влада. Он заказал у нее картину, а потом соседи видели, как она приезжала домой на его шикарном авто. Вот и все...Больше я и правда ничего не знаю, был ли у нее с ним роман или нет? Это мне тоже неизвестно. Хотя люди конечно уверенны, что был. ОНИ просто так к нам в деревню не приезжают, только их посыльные, а тут на своей машине возил. Вот и все правда... А, вот еще, когда полиция здесь все разнюхивала, никто даже не посмел рассказать им о НИХ.
Ванда перешла на шепот.
- О ком о них?
- Ну, о хозяине и его знакомом.
-Такое впечатление, что вы их боитесь...
- Нет, не то что бы боимся, просто странные они. Никогда не приезжают, держатся в стороне, а если и бывают здесь, то вечером, одеты во все черное...шикарные машины...и вообще...
Лина засмеялась.
- У нас таких странных, полный город, вы просто людей с большими деньгами не видели. А что до того что не приезжают, так что у них общего с вами? У вас даже ресторанов приличных нет. Все ясно, значит, полиции о том типе не рассказали....
- Нет, да и надобности особой не было, ведь ее не человек убил.
- Хорошо...спасибо, Ванда, прости, что устроила тебе допрос. Я много узнала с твоей помощью. Теперь надо встретиться с этим вашим загадочным Владом. Где его найти?
Ванда пожала плечами.
- Не знаю даже... - Женщина пожала плечами, похоже, и правда не знала.
- Как не знаете? Ну, хоть телефон его у кого-то есть?
- Есть, наверное. Думаю, что у директора школы и шерифа. Но скорей всего не Влада, а его секретаря.
- Ну, хоть что-то.
-Ты хочешь поговорить с ним лично? - Ванда казалась очень удивленной.
- Почему бы и нет? Румыния разве не свободная страна? Люди с президентами встречаются, а я не могу встретиться с хозяином какой-то лесопилки и турбазы?
Лина увидела что на лице ее собеседницы неопределенное выражение, то ли страха, то ли сильного удивления и недоверия...
- Конечно, можешь...те кто его видел, говорят что он такой красавчик.... - Ванда постаралась перевести разговор в другое русло.
- Хм, может быть и красавчик, но это не по моей части...
- Чем займешься, в свободное время, Лина?
- Я так хочу к здешнему замку сходить, к озеру. Порисовать немного.
- Здесь закон есть неписанный - к озеру только днем ходить, ночью там опасно.
- Почему? - Лина искренне удивилась
- Привидения из замка - прошептала зловещим шепотом Ванда, а потом захохотала - да шучу я . Просто там пару раз нашли растерзанные трупы туристов. Власти считают, что в лесу есть шакалы.
- Ну, это похоже на правду, а то ты меня уже застращала.
-Да пошутила я, любим мы приезжих пугать, но ты не притворяйся ты не из пугливых. Мы с мужем тоже к озеру ходили.
- И как?
-Красота неописуемая. Только пешком далеко идти. У меня велосипед есть, на машине туда не проедешь. Возьмешь когда надо....
- Спасибо, возьму обязательно.
- Заходи в гости...
-Я пироги печь не умею.
Женщины засмеялись.
- Велосипед у нашей калитки стоит, бери, когда захочешь.
Лина раскрыла свой чемодан и достала потертые джинсы и легкий свитер фисташкового цвета - как раз для походов по лесу. Вначале она сходит к шефу местной полиции и попросит у него телефон Влада, а затем пойдет к озеру. Девушка оделась и критически осмотрела себя в зеркале. После смерти отца она сильно похудела, и свитер болтался на ней как на вешалке. Джинсы то и дело соскальзывали на косточки бедер. Она заправила футболку в штаны и те наконец-то перестали сползать. Лина достала расческу и принялась приглаживать свою непослушную шевелюру. Было больно и она зажмурилась раздирая расческой непослушные локоны. Наконец, голова стала более или менее выглядеть прилично - девушка собрала волосы в конский хвост. Подумала про косметику, но решила, что и так сойдет. Хоть где-то ее не обязывают выглядеть как на обложке журнала "бизнес-леди". Без косметики ее личико выглядело по - детски. Она это знала и лишь для того что бы производить впечатление женщины, а не ребенка, всегда наносила макияж. Но кому это нужно здесь в этой глуши? Красивой она себя совсем не считала, пусть так думают другие. Ей не нравились ее волосы, в моде всегда были блондинки, но ни один парикмахер не брался за ее шевелюру, ей говорили, что блонд точно не получиться. Она пыталась придать другой оттенок, но краска не бралась на ее толстые кудряшки, и она, наконец, сдалась и решила, что полюбит себя такую - рыжую. Впрочем, мнение о своей внешности было лишь ее мнением. Окружавшие ее мужчины считали совсем иначе. Бестия с зелеными, как весенняя листва глазами, с хрупкой спортивной фигуркой, умная, дерзкая. Кроме того популярная журналистка скандальной хроники, умеющая выудить из собеседника самые шокирующие подробности. Дочь знаменитого архитектора. Но ей было искренне наплевать на поклонников и ухажеров
Лина прихватила сумочку и вышла на улицу. Было солнечно как никогда, пели птицы, последние прелести лета, скоро осень, а затем зима. В воздухе уже стояла осенняя прохлада. Лина помнила, где находился полицейский участок. При въезде в деревню. Она бросила взгляд на машину, но решила пройтись пешком. В кармане сердито затрещал мобильник, она достала его и нехотя ответила - это был Сашка.
- Лин? Как дела? Как добралась? Почему не звонишь?.
Он старался быть сдержанным, но в его голосе слышались нотки нетерпения и тоски, а так же обиды.
- Все хорошо, добралась без приключений, сейчас осваиваю местность и аборигенов.
- Когда собираешься домой?
-У меня здесь еще дел по горло. С домом надо разобраться, но чувствую что так быстро и легко мне это не удастся отец и в самом деле продал его.
- Кому?
- Так, одному неуловимому типу, хозяину лесопилки и турбазы. Я его пытаюсь найти, вот сейчас вся в поисках. Ладно, Саш, мне, правда, надо бежать. Чем быстрее управлюсь, тем быстрее вернусь. Как статья продвигается?
- Да продвигается, не волнуйся, мы с Лидкой хорошо справляемся. Значит ты там еще задержишься.- Это был не вопрос, а утверждение
- Да, но не надолго.
- Ты что-то узнала новое?
- Да так, кое-что...
-Будешь копаться, я тебя знаю.
- Попытаюсь, только вряд ли мне что-то удастся, аборигены не больно разговорчивы.
- Сомневаюсь, у тебя и мертвый заговорит.
- Все, Сашка, пока, я уже пришла. Давай, я позвоню тебе.
-Угу, пока, будь осторожна со своими аборигенами.



Лина закрыла телефон и решительным шагом пошла к полицейскому участку.
Народу здесь почти не было, лишь местный алкоголик валялся в обезьяннике, дежурный дремал у телефона, он даже ее не заметил, она прошла к кабинету, где было большими буквами написано "ОФИЦЕР".
Лина постучалась
- Войдите, открыто.
Она толкнула дверь и вошла в небольшое помещение заваленное папками и бумагами, разбросанными по полу. Среди всего этого бардака виднелась седая голова офицера. Он поднял на нее глаза.
- Добрый день, пани. Чем могу быть полезен?
- Здравствуйте, мне сказали, что у вас я могу получить номер телефона господина Влада.
Полицейский ухмыльнулся, а затем фыркнул.
- Я не справочное бюро, пани...э..
- Градская, я дочь покойной Крестины Лифшец - Ангелина Градская.
- Так вот пани Градская, мне очень жаль, но я не раздаю номеров телефонов.
Лина разозлилась, он даже не представился ей, просто отослал подальше, да еще и в грубой форме. Девушка подошла к столу и оперлась об него руками.
- Значит, так офицер, как вас там!...Я не намерена слышать ваши глупые отговорки. Если вы хотите что бы в прессе было все до мельчайших подробностей описано о вашей деревеньке, включая ее местные власти, то продолжайте в том же духе. А я, когда вернусь в Киев, постараюсь испортить ваши туристические отношения с нашей страной и поверьте что сделаю это с превеликим удовольствием.
Офицер тут же выпрямился и уже с интересом взглянул на свою посетительницу. Нацепил очки и задумчиво почесал подбородок.
- Мое имя Александр Ондрошевич. Я шеф этой жандармерии. Я так понимаю, вы обиделись? Не стоит, не признал вас сразу. Ангелина Градская, журналистка...популярная журналистка если не ошибаюсь. Криминальная хроника?
- Она самая - самодовольно ответила Лина и уселась на краешек стола.
- Мне нужен ваш неуловимый хозяин, я знаю, что отец продал ему дом моей матери. Так вот, я хочу узнать подробности этой сделки! Я не выйду отсюда до тех пор, пока вы не дадите мне телефон, по которому я могу связаться с этим вашим Владом.
Александр переложил стопки бумаг из стороны в сторону.
- Прямого номера к Владу у меня нет. Вы, возможно, сможете получить его у секретаря, через которого я связываюсь с ним.
- Извольте....я вся во внимании.
Минутой позже Александр вежливо провожал молодую гостью с участка. Когда они проходили мимо кабинки дежурного, Александр стукнул по столу, с такой силой, что молодой жандарм чуть не свалился со стула и тут же вскочил.
- Я с тобой попозже разберусь - зло зашипел шеф, это звучало довольно смешно в устах этого маленького полненького офицера, дежурный был выше его на две головы. Но тем не менее побледнел и тут же схватился за папки, создавая видимость работы.
- Рад, что вы посетили наше тихое местечко. Берегите себя и если что сразу звоните вот моя визитка.
Лина сдержанно улыбнулась, попрощалась с неприятным ей типом и направилась к дому Ванды что бы позаимствовать велосипед. Попутно набирая номер, который дал ей шеф полиции. На том конце провода ответили почти сразу.
- Офис туристической компании "Закат", приветствует вас.
" Закат - звучит не очень оптимистично" - С улыбкой подумала Лина.
- Здравствуйте, мне нужно срочно поговорить с Владом Вороновым по очень срочному делу.
- Минуточку, я вас переведу. - Женский голос в трубке походил больше на автоответчик.
Послышалась музыка и звучала какое-то время. Лина уже успела разозлиться, пока наконец ей ответил мужской голос.
- Господин Воронов, я...
- Это не господин Воронов это его секретарь - Стефан Дворжский, чем могу служить пани?
- Я хочу поговорить с господином Вороновым.
- Это невозможно, я запишу ваше обращение и к вам вернуться.
- Ко мне вернуться? Да что это такое, я не президенту звоню, а всего лишь хозяину лесопилки. Если он немедленно не свяжется со мной, я раздую из этого скандал..
- Успокойтесь, пожалуйста, я чувствую по вашему акценту что вам удобнее говорить по-русски.
- Да хоть по-испански! Я знаю достаточно языков, что бы изъясниться с вами на любом вам угодном.
- Представьтесь, пожалуйста.
- Ангелина Градская...
- Мой шеф не встречается с журналистами - последовал холодный ответ.
Неплохо осведомлены.
- Эй, вы там, я по личному делу, сугубо личному! И мне нужно немедленно с ним поговорить по поводу дома, который он купил у моего отца на незаконных основаниях! Этот дом является моей собственностью.
- Оставьте ваш номер телефона, я передам вашу просьбу.
Она была обескуражена полным отсутствием интереса такое впечатление, что с ней говорил робот, совершенно бесстрастный. Лина продиктовала свой номер, ее поблагодарили и повесили трубку. "Черт знает, что такое, Ванда была права пробиться к этому напыщенному хозяину лесопилки не так то просто" в бешенстве подумала девушка... Что ж она не из тех, кто быстро сдается.... " Срочно к озеру забыться и успокоиться." - В конце концов она сюда приехала не за тем что бы трепать себе нервы.



Лина привязала велосипед у старого дуба и осмотрелась.
" Господи до чего же тихо" - С наслаждением заметила Лина. Это так не походило на городскую суету, к которой она так привыкла. Просто тишина и ничего больше. Стрекочут сверчки, дует легкий ветерок и пахне

 
sverhnovayaДата: Суббота, 31 Декабря 11, 13:35 | Сообщение # 4
Unleashed
Группа: Посвященный
Сообщений: 694
Награды: 34
Репутация: 79
Статус: Offline
ramzena, я заметила happy

Quote (ramzena)
А кот этот который глазочками луп - луп?

да - да, вот этот)))



Очень интересно, жду продолжения smile smile smile
 
ramzenaДата: Четверг, 23 Февраля 12, 03:31 | Сообщение # 5
Desired
Группа: Пользователь
Сообщений: 8
Награды: 5
Репутация: 8
Статус: Offline
Простите давно меня не было. Комп полетел, на работе был завал. Странно что я не могу добавлять по несколько глав сразу...А хочется... biggrin
спрошу у админа почему не получается.
 
Вред_инаДата: Пятница, 25 Мая 12, 21:50 | Сообщение # 6
Desired
Группа: Пользователь
Сообщений: 1
Награды: 0
Репутация: 4
Статус: Offline
привет! прочитала .. ооочень понравилось!!!! очень интересный сюжет.. спасибо...
жду продолжения
 
Форум » Творческий форум » Собственные произведения » Любовь за гранью 1 (Вампирский любовный роман)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
интернет-магазин книг
Copyright darkromance.ucoz.ru © 2021 | Design by Resistance_to_Ignorance, kuzka
Все материалы представлены лишь для ознакомительного просмотра. Скачав какой-либо материал с сайта вы обязуетесь удалить его после ознакомления